А ведь это не Путин ест детей

С того момента, как ополченцы сбили малайзийский «боинг», война в Украине перестала быть «локальным конфликтом».

Стороны валят всё друг на друга. Одни заявляют: «Киев устроил провокацию». Другие: «Путин ест малайзийских детей». Однако, говорить, что Россия — спонсор мирового терроризма — легко и приятно, а чтобы найти того ублюдка, что убил 298 гражданских, нужно постараться.

При этом, однозначно доказать причастность к трагедии Путина или Авакова, или, скажем, Коломойского получится разве что лет через -дцать, тогда как поймать и обезвредить террористов, при желании, можно до конца этого лета.

Но самое главное, определить «заказчика» не так важно, как всем почему-то кажется. Читать далее

Война юрисдикций в Украине

Либертарианцы не за Донбасс. Но и не обязательно за Киев. Либертарианцы вообще против террористов и всякого рода войн. Хотя конкретно эта ставит несколько любопытных теоретических диллем.

Сейчас в Украине происходит столкновение двух партий: ОАО «Евромайдан», действующей под брендом «Незалежная Украина» (известна по акции «Украина цэ Европа») и объединения ООО «ДНР» + ТНВ «ЛНР», продвигающего торговые марки «Новороссия» и «Донбасс». Читать далее

Насилием остановить насилие?

Я уже писал о том, что в сферическом вакууме сепаратизм — это хорошо. Я бы не увидел ничего плохого, возникни на востоке Украины новое по-настоящему независимое государство.

Но сепаратисты на Донбассе не действуют в вакууме. Они действуют среди людей, с кем-то договариваются, с кем-то воюют.

Я осуждаю терроризм. Я осуждаю захват заложников, убийства граждан, преследования журналистов. И когда убийствами и похищениями занимается СБУ — это ничем не лучше. Жители Луганска и Донецка могли бы провести такие же референдумы и без насилия. Другое дело, что нарисовать нужную явку и результаты честным путём скорее всего не получилось бы. Более того, Киев бы не позволил — у жителей страны нет права отсоединяться от столицы по своему желанию. Как до этого у украинцев не было возможности легально ограничить беспредел Януковича и его банды.

В итоге,  это право отстаивают с российским оружием. И это печально.

Я не пытаюсь оправдать действия террористов на востоке Украины. Я лишь стараюсь избегать лицемерия и двойных стандартов, и называть вещи своими именами. Читать далее

Сферический сепаратизм в вакууме

Крым объявил себя независимым государством

Сама по себе, без учёта обстоятельств, эта новость не просто хорошая, она охуенная. Я тот ещё сепаратист и выступаю за максимальную автономию и независимость чего бы то ни было.

Но.

Во-первых, отделиться можно было бы гораздо аккуратнее, даже с поддержкой России: без стрельбы, без убийств. Не нужно было ссориться с Украиной и странами Запада. Не обязательна была откровенная чуровщина. Ну, получилось бы чуть дольше и 70% вместо 96,7% — зато с мировым признанием, без насилия, жертв и экономических кризисов. Читать далее

Дедывоевали

Традиционный совковый аргумент «дедываивали» работает против ватников.

Деды воевали против фашизма, против имперских амбиций, против необоснованной агресии — всего того, что сейчас олицетворяет власть в России

Деды воевали за то, чтобы не было войны, за спокойствие и за мир — всё то, что вторжение и провокации на территории соседнего дружественного государства могут разрушить в считанные минуты. Читать далее

Нет войне

На пороге войны

В эту ночь Россия разрешила Путину начать войну с братской Украиной.

До боли в зубах официально и правильно, Владимир Владимирович Путин обратился в Совет Федерации с просьбой разрешить ввести войска в Украину. Сенаторы единогласно удовлетворили просьбу Верховного главнокомандующего, тем самым дав зелёный свет войне.

Пока что Путин не воспользовался данным ему правом: подготовка к вторжению ещё ведётся. Война ещё не неизбежна.

Я не хочу войну с Украиной. Я вообще не хочу никакой войны. Я не хочу, чтобы молодые русские парни и молодые украинские парни убивали друг друга из-за того, что невидимая воображаемая линия, разделяющая монопольные юрисдикции оказалась не там, где это угодно московскому диктатору. Я не хочу, чтобы меня забрили и отправили убивать/умирать ради имперских амбиций Владимира Владимировича.

Никакой угрозы жизням жителей Крыма и Севастополя (от которой якобы их будут защищать наши войска) нет. Никакой «фашистской угрозы» нет. Как нет и никаких «агентов Госдепа».

Я призываю оставить в покое Украину и позволить украинскому народу самостоятельно решать внутренние конфликты и определять свой путь. Я приветствую стремление жителей Крыма к самостоятельности и свободе от Киева, но я против вмешательства во внутренние дела Украины каких-либо государств, в том числе и России.

Решительное нет

Как и многие жители необъятной Родины, я сейчас могу немногое.

Я могу лежать на диване и есть поп-корн, наслаждаясь зрелищем, транслируемым по российским телеканалам. Но только вот меня эта ситуация совсем не забавляет, да и телевизор к антенне не подключен.

Я могу чесать языком на кухне, в курилке и где угодно в сети, транслируя своё Личное Мнение людям, давно сформировавшим своё собственное Личное Мнение — часто либо идентичное либо диаметрально противоположное моему.

Я могу умереть в попытке покушения на жизнь Путина смертью героической, но бессмысленной. Такой же нелепой будет гибель на поле брани где-нибудь в Крыму или под Киевом.

Я могу принять участие в митинге или устроить одиночный пикет. Выход на улицы для многих людей стал понятным и привычным способом выразить своё несогласие с политикой государства, якобы защищающего наши интересы.

Честно, я не считаю, что если Путин захочет войну, десятки, сотни, даже тысячи митингующих смогут его остановить. Уличные протесты работают здесь и сейчас только если они принимают форму активного противодействия властям в столице страны или региона, как это было в Украине.

Но у митингов и пикетов есть долгосрочное действие — они «раскачивают лодку», формируют «общественное мнение», демонстрируют, что принимаемые «наверху» решения не «нормальны» и «правильны». И в отличие от пиздежа в сети, выход на улицу обращает на проблему внимание тех, кто не сидит сиднем в интернете, кто лишён доступа к актуальной и достоверной информации, кто дезинформирован и введён в заблуждение государственной пропагандой.

Поэтому я завтра оторву задницу от дивана и выйду в город: с плакатом и готовый распространять информацию (и делиться своим Личным Мнением), чего желаю и вам.

Более интересные предложения можете оставлять в комментах или писать в личку vk.com/curlymario и twitter.com/curlymario

Трусость и амбиции как причина войны в Украине

В Украине идёт гражданская война.

Майдановцы говорят, что войны нет, просто их убивает бандитская власть. Власти же объявили антитеррористическую операцию. Но это самая настоящая гражданская война.

Обращаю внимание, этот термин не означает непременное участие ВСЕХ граждан, равно как и ТОЛЬКО граждан. Есть условные «белые», есть условные «красные», а есть те, кто в войне непосредственно не участвует. Есть и любопытные наблюдатели из соседних стран. Есть и наёмники, есть и интервенты.

Когда я констатировал революцию на Украине, я предполагал бескровный вариант: «бархатную», «цветную» революцию. Два кровавых варианта показались если вообще возможными, то крайне маловероятными.

Я исходил из очевидно мягкого, трусоватого характера Януковича, посчитав его неспособным на решительный отпор собственным гражданам. Я не ошибся в этом. Янукович труслив и слабоволен. Но я ошибся, считая Президента Украины самостоятельным политиком.
Из двух стульев Янукович выбрал тот,  где пики точеные. Продался ли он за газ и 15 миллиардов или просто испугался могущественного соседа — не суть. Суть в том, что сам Янукович разрешить кризис не сумел, соратники от него отвернулись: сбежали из страны или перешли на другую сторону баррикад. Но и сдаваться он не захотел. Поэтому, после долгих сомнений и метаний, Янукович обратился за помощью к России.

Так революция в Украине превратилась в репетицию революции в России. Наша либеральная оппозиция смотрит на события в Киеве со страхом, любопытством и завистью: оценивает, насколько вероятно повторить подобное в Москве, можно ли обойтись меньшими жертвами и т.д. Путинская власть не теоретизирует, а на практике отрабатывает методы подавления восстания. Участие российских спецслужб и войск уже подтверждается, но возможно и так, что всей «антитеррористической операцией» руководят путинские генералы.

Трусость Януковича и амбиции Путина привели к войне, разрушениям и смертям. Они же могут стать причиной их поражения. Я почти не сомневаюсь: революция свершится. Начнётся ли у нас?

P.S. К слову, я так же ошибся, сказав, будто российские власти не одобрят проявлений варварской жестокости в союзном государстве. Но Путина не смутило даже, что военные действия в Киеве отвлекают и отбрасывают тень на его Олимпиаду. Да что там — его слуги не постеснялись даже избить Pussy Riot прямо в Сочи! Видимо, для Путина имидж — ничто.

Революция на Украине

До сих пор я избегал комментировать происходящее на Украине после разгона митингующих Беркутом, но сейчас для меня очевидно, что происходящее перешло через своеобразную границу, прошло точку невозврата. После этого момента «веер» вариантов продолжения развития резко сузился и мне начинает казаться, что я могу позволить себе делать предсказания.

Мой вердикт: представители государства Украинского государства должны уйти. Необходимо разработать и воплотить меры по постепенной передаче власти каким-то иным людям. Эти меры не должны быть легитимны и не должны вызывать сомнения у самих украинцев. «Должны» они вовсе не «народу» — должны самим себе. И «необходимо» это для их же блага. Для кого-то это не так очевидно, кто-то ожидал и предвещал подобное давно: если власть не уйдёт сама, её «уйдут».

Ниже опишу, как я вообще вижу происходившее и происходящее в Киеве и не только.

До Евромайдана

Для самого начала — важное замечание. Украина последних лет ни разу не была политически единой. Западная, правобережная Украина всегда тяготела к Европе, презрительно отзывалась о «москалях», боялась реставрации СССР. Левобережная, восточная часть страны, напротив, хочет обратно в союз с Москвой, говорит больше по-русски и боится этого вашего католического и гомоатеистического Запада. Поэтому вне зависимости от оценок происходящего, не стоит забывать, что Западнические настроения — это НЕ воля ВСЕГО народа. Это воля лишь его части, даже если и большей, но не всей. Избранный большинством (допустим, что законно) Янукович — представитель восточной половины страны (первый пункт статьи на RLN), тогда как столичный Киев «за нього не голосував». Руководители государства всё время метались то в одну, то в другую сторону, то пытались одновременно заигрывать и с Европой и с Таможенным Союзом.

Учитывая экономические и политические тенденции и в скатывающейся в социализм Европе, и в «стабильно» стагнирующей «суверенной демократии» России, окончательный выбор напоминает известную зэковскую разводку про два стула. Когда европейцы в очередной раз предложили присесть на их стул, Янукович стал клянчить хоть какую-то компенсацию. При этом, речь не шла о собственно вступлении, суть вопроса — соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Да, это шаг в сторону Европы, но юридически до вступления ещё очень далеко. Однако символически это действительно серьёзный шаг, который, видимо, оттолкнул или напугал Януковича. Или он увидел в этом какие-то возможности для себя. Не важно. Важно то, что в этот раз терпение простых правобережцев лопнуло, что и запустило известный процесс.

Мирная борьба за Европу

Как и, пожалуй, все революции, эта началась со стихийного мирного митинга. Когда Евромайдан только начинался, было сложно понять, что будет дальше. Будет ли это полноценный Occupy, или всё закончится, когда у митингующих иссякнет запас печенья и дворовых песен. Будут ли силовые разгоны, или власть вытерпит.

Сперва митингующие объявили, что не уйдут и будут сидеть до последнего. Административный суд Киева с этим не согласился и постановил, что палатки ставить нельзя. Собственно, законность митинга завершилась уже на этом: палатки были установлены. Власти тоже показали зубы: Беркут палатки разобрал. Народ ответил на это митингами по всей стране (что интересно, не только в западной её части: митинги прошли и в Донецке, Одессе, Херсоне, Николаеве и даже таком восточном городе как Луганск).

В отдельные моменты людей на площадях оставалось действительно мало, что позволяло говорить и о слитии протеста, и о купленности митингующих. Параллельно проходили анти-евромайданы, на которых точно такие же жители, точно такой же народ поддерживал действия правительства и выступал против вступления в Евросоюз. В другие дни Киевские площади вмещали десятки тысяч. Бывало, митингующие буянили, даже разобрали микроавтобус, заподозрив его в работе на спецслужбы. Беркут в ответ применил слезоточивый газ. Случались столкновения между сторонниками и противниками евро-интеграции. В основном же митинги продолжали сохранять свою мирную форму.

Переломным моментом стал силовой разгон Евромайдана в Киеве 30 ноября. Терпение властей лопнуло и с протестом было решено закончить раз и навсегда: просто прогнав митингующих с площади. В каком-то смысле, цель была достигнута: вопрос о евроинтеграции если не полностью исчез из украинской политической повестки, то по-крайней мере отошёл на второй план. На первый план вышли вопрос законности действий чиновников, легитимность органов государственной власти, доверия парламенту, в целом, под сомнение попал весь действующий режим. Требование конкретных реформ (вступление в ЕС) переросло в по-настоящему революционное требование: отставка правительства и разгон парламента.

Всё ещё мирная борьба с режимом

1 декабря началась зима. 1 декабря началась революция на Украине.

В ответ на разгон Евромайдана накануне, митингующие пошли разгонять Администрацию Президента. Этого сделать не удалось, зато удалось захватить Дом Профсоюзов и  здание Киевского Горсовета. Каких-то чиновников, как начальника киевской милиции, увольняют, другие, как глава Администрации Президента Украины, уходят сами. Агрессивные радикалы избивают солдат-срочников внутренних войск, бойцы Беркута избивают мирных митингующих. Происходят задержания и аресты. Люди перекрывают улицы, строят баррикады, блокируют и захватывают правительственные и администативные здания. В Киев приезжают европейские и околоевропейские политики. Оппозиция и правительство выдвигают взаимное требование: уйти.

Правительство грозится разогнать митингующих силой.

Оппозиция призывает брать правительство штурмом.

Участники революции уже создают свои, альтернативные органы власти, назначают своих представителей. Более того, они выдвигают ультиматумы гораздо более серьёзные, чем любые требования Болотной.

Градус ненависти, агрессивности и неадеквата медленно, но верно ползёт вверх. И одновременно существующее правительство теряет контроль над ситуацией.

Какое-то время правительство могло надеяться на затухание протеста, но с 1 декабря надежды на это стремительно таяли. Сегодня беспочвенность этих надежд стала очевидна и для меня. Прежде активисты пытались как-то сдерживать разрушительную силу толпы: например, из репортажей и отчётов ясно, что горсовет разграблять не стали, максимально сохранив внутренние помещения в чистоте и сохранности. Главным разрушением был снос ёлки на центральной площади — конструкции и без того временной и довольно символичной.

Однако сегодня я увидел признаки качественного перехода на новый уровень разрушений: лавочки и ограждения, превращающиеся в баррикады, падающий памятник Ленину.

Для меня стало очевидно, что протестующие уже не будут отступать. От дробления голов памятников о плиты до размозжения голов политиков об асфальт остаётся один шаг.

Революция.

Многие мировые революции происходили по более или менее сходному сценарию: наличие политических и экономических предпосылок, мирный протест, силовой разгон мирного протеста властями, силовой разгон властей — либо, в более мягких вариантах, добровольное сложение полномочий. Старый режим уходит, яркие и активные оппозиционные политики приходят.

Я не вижу никаких предпосылок с возникновению малого государства или к отказу от государства вообще. Повод для революциии, её течение и характер требований говорят о том, что желаемым результатом является «либеральный» социализм европейского типа. Не говоря о том, что я вообще не верю в революцию как способ уменьшения государства. Только если к власти (совершенно случайно) прийдут какие-нибудь околоклассические либералы, можно будет ожидать что-то похожее на Грузию: сперва стремительная либерализация, капиталистические реформы, а потом разворот на «всеобщее благосостояние» и «демократия как в Швеции».

Так или иначе, Украинская Революция практически свершилась. От действующей пока ещё власти зависит лишь способ её окончательного завершения: будет ли это добровольное самосвержение, либо власть отберут силой. Есть и третий вариант: силой же удержать эту власть. Но отсюда путь только один — военная диктатура. Но я сомневаюсь, что Янукович пойдёт на такое. Этот вариант вряд ли сможет одобрить даже Путин. Не говоря уже о западных соседях.

P.S. А знаете, что будет по-настоящему круто? Если после революции украинцы вместе пойдут чистить площади от мусора, вернут лавочки на место, а обрушенную статую Ленина оттащат в какой-нибудь музей.