Цель ясна, а путь извилист

Уже очень давно я собирался написать огромный пост или даже серию; и когда уже сел писать обнаружил, что тема даже не столько перестала быть актуальной, сколько никогда таковой не была. Поэтому пишу совсем на другую.

В либертарианстве… Нет, в вообще любой политической философии разной степени утопичности, выражающей идеи хоть сколько-нибудь оппозиционные реализуемым на практике, я наблюдаю два противоположных подхода, две стратегии перехода от государства к негосударственному или пост-государственному обществу. Эти две стратегии легко соотносятся со способами изменения (не разрушения) государства: «сверху», через реформы и «снизу», через революции. Соответственно предлагается государство «улучшать» или «ухудшать».

Очевидно, что на данном этапе было бы самоубийственно пытаться уничтожить государство сразу такое, какое оно есть. Качественный переход от государства к анархичному или анархоподобному обществу возможен лишь при достижении определённых количественных показателей. Разница между двумя подходами заключается в выборе показателей.

Воинствующие анархисты, в том числе анархо-капиталисты выбирают путь «ухудшения». К ним же относится сторонник экстерриториальных государств Laxy Catal. Эта категория приветствует любые проявления деградации, рост коррупции, государственных долгов, политические и экономические кризисы, рост налогов при ухудшении качества государственных услуг, постоянные гонения на права и свободы с возникновением политических заключённых и «узников совести».

Эта стратегия опирается на идею о том, что лишённое прав и свобод население, устав от лжи и воровства гос.чиновников, в едином порыве свергнет тиранию и силой откроет путь к свободе.

При этом, такой подход не противоречит либертарианской идее о неинициации насилия, т.к. революция в данном случае будет являться ответом на явное или скрытое насилие со стороны государства.

Государство нельзя «улучшать», считают они: тогда население станет сытым, довольным, будет благодарно государству и не станет приветствовать его демонтаж. В отсутствие законодательных, судебных или административных рычагов («ухудшатели» не идут во власть, не пишут законов, не становятся чиновниками, судьями), основным оружием ухудшателей становится пропаганда. Помимо распространения своих идей, сторонники этой стратегии  бойкотировать выборы, занижая явку и делегитимируя власть, а также отказываться от либеральных реформ. Расследование и огласка коррупционных дел в стиле «РосПил»а способствуют укреплению имиджа государства как главного врага. Попытки борьбы с коррупцией описываются как смехотворные и нелепые по самой своей природе, а участие в выборах и официальной политике — как соучастие в преступлениях власти.

Их противниками, как правило, выступают минархисты, сторонники минимального государства, не собирающиеся ничего ломать и разрушать. Либертарианцы-минархисты приветствуют участие на выборах всех уровней и стремятся проникнуть во власть, чтобы через реформы уменьшить государство, вытеснить его из экономики и социальной сферы.

Однако некоторые анархисты считают, что до определённого момента им с минархистами по пути, а полная приватизация государственных функций и ликвидация централизованного государства, обладающего территориальной монополией на власть — это логическое продолжение минархистских реформ.

С точки зрения стратегии «улучшения», общество, стремительно приобретающее всё больше свобод и лишающееся «рабских оков» более расположено к окончательному отказу от атавизма под названием «государство». В то же время, угнетаемое население меньше склонно к уважению чужих свобод, частной собственности и человеческой жизни. Доведённый до отчаяния «ухудшением» государства народ склонен к насилию. При этом, история XX века демонстрирует также, что угнетённое население больше склонно к «левым» идеям социал-демократии, нежели к капитализму, опороченному Марксом и другими мыслителями. В тоже время, сытый, одетый и довольный гражданин охотнее понимает и принимает понятие права, необходимость свободы и недопустимость насилия.

Но даже если тотальное государство всеобщего блага рухнет под действием либеральных сил, это всё равно не гарантирует автоматического построения общества анархии и свободы. Политические и экономические кризисы 1991-1993 и дефолт 1998 произошли на фоне разочарования в коммунизме и левых идеях вообще, однако несмотря на это, на руинах прежнего государства возникло новое, более наглое, хитрое, злое. Увы.

В отличие от «ухудшателей», у сторонников это стратегии есть определённые шансы проникнуть во власть и заполучить реальные инструменты последовательного демонтажа государственной машины.

Проблема заключается в том, что в состоянии благополучия «улучшенного» государства у людей в действительности исчезают многие сильные стимулы, определяющие мотивацию на ликвидацию государства. От добра добра не ищут: «зачем чинить то, что и так работает?».

К тому же, у анархистов в этом направлении гораздо меньше союзников. Минархисты будут терпеть радикальных сопартийцев ровно до определённого момента. В этот момент истины, когда будет построено минимальное государство «ночной сторож», минархистам уже не нужна поддержка анархистов, а идея продолжать реформы в сторону уменьшения государства может быть воспринята как угроза достигнутому благополучию — и бывшие друзья моментально становятся врагами. Конфликт может возникнуть даже до того, как реформы начнут воплощаться: не тогда, когда станет нечего «улучшать», а когда появится сама возможность проводить реформы — в момент захвата власти. Тогда анархистам даже не придётся «мараться» властью — их до неё не допустят. Такое уже произошло в стане «левых», когда большевики, получив власть, развернули свой террор против бывших союзников.

Тем не менее, быть в оппозиции с минархистами легче, приятнее и безопаснее, чем с полицейским государством «всеобщего благосостояния» хотя бы потому, что меньше угроза получить дубинкой по голове, умереть в тюрьме среди других политзеков, или быть раздавленным русским бунтом против «ухудшенного» государства, бессмысленным и беспощадным.

Есть и третий, альтернативный путь: создание параллельного, параллельного общества без государства. Этот путь означает не политическую пропаганду и борьбу, а, наоборот, самоустранение из общественной политики и существование за пределами государственного контроля. При этом, изменение окружающего общества производится личным примером. Однако, помимо развития гражданских инициатив, создания НКО и фондов взаимопомощи, это также означает нелегальное, теневое существование, явный конфликт с государством, нарушение существующих законов. В эту практику сложно вовлечь широкие народные массы без достижения крайности в одной из двух стратегий. Если избрать этот путь в чистом виде, это означает отдать право решать, каким будет окружающий мир другим людям. Но лезть обратно в политику означает обнаружить себя, привлечь к себе внимание, что несёт в себе определённые риски.

В случае, если государство максимально «ухудшено», построение параллельной экономики происходит само собой — в этом участвуют даже те, кто никогда не слышал о либертарианстве — а многими людьми преступники (экономические и политические) могут даже восприниматься как герои и борцы с угнетением. В то же время, наказание за преступления может быть суровым, вплоть до высшей меры. В этой ситуации может быть великое множество мученников, однако при достаточно «ухудшенном» государстве, уход в подполье может стать единственной альтернативой рабству. С другой стороны, «всех не перевешают». И в какой-то момент теневое, подпольное общество — «Атлантида» Джона Галта —  может стать больше и сильнее государства, которое, в отсутствие рабов и дойных коров-предпринимателей, либо не сможет сопротивляться открытому бунту, либо само развалится от кризисов и внутренних противоречий. К сожалению, и в истории, и в фантастике новое общество часто наследует болезни старого, и вместо тотального государства мы получаем менее тотальное, с добрыми ребятами во главе — но всё же государство.

В случае максимально «улучшенного» государства сложно представить, например, уход от налогов, как что-то благородное и честное. Однако при наличии больших свобод и возможностей, предприниматели смогут составить конкуренцию государству даже в тех сферах, которые минархисты ему оставят — и чем «меньше» будет государство, тем меньше необходимости в нём будет. А на определённом уровне ЧОПы и страховые компании смогут реально сопротивляться госмонополии, в том числе и в открытую: уже сейчас бюджеты многих банков и таких корпораций как Microsoft позволяют им содержать целую армию охранников и при желании, полиция и даже армия далеко не всякой страны сможет совладать с такой армией, решись она перестать платить налоги или заняться нелегальным бизнесом. «Маленькое» государство потому проще уничтожить, что оно «маленькое».

Всё это в той или иной степени является идеализмом и умозрительной теорией. У последователей обеих (или всех трёх) стратегий одинаково мало шансов достичь желаемого — но это не значит, что к этому нельзя стремиться.

P.S. Я, как давний пацифист и сторонник мирных, ненасильственных путей, возлагаю определённые надежды на стратегию «улучшения». С другой стороны, знаменитый мирный протест Ганди стал возможен только благодаря «ухудшенному» государству. В любом случае, наибольшую роль я отвожу просвещению: чтобы в условиях хоть «улучшенного», хоть «ухудшенного» государства люди могли выбрать свободу и сделать к ней шаг, они должны знать, что из себя собственно представляет эта свобода и какие шаги для неё необходимы.

В общем, мне есть о чём ещё поразмышлять

P.P.S. Естественно, если вдруг здесь окажутся сторонники/противники того или иного пути, буду рад нарастить пост дополнениями и исправлениями. Пока здесь сугубо моё видение ситуации

Реклама

Капитализм и эволюция

Продолжение темы.

Анархо-капитализм — это свободный разгул безграничного социал-дарвинизма, если бы научные гипотезы и теории спрашивали у кого разрешения, а их действие могло быть ограничено человеческой волей. Выживание сильнейшего и приспособленного здесь возведено в принцип. Единственное отличие от совершенно диких джунглей — анархо-капитализм предусматривает частную собственность. Это очень важный пункт, ведь именно частная собственность, столь ненавистная коммунистами, успешно решает большинство конфликтов. Но этот исключительно правовой момент, я рассмотрю отдельно, сейчас же речь идёт о социально-экономичских процессах.

Главный принцип анархо-капитализма — свобода. Равенство признаётся как недостижимый идеал, а учитывая ужасы коммунизма — как антиидеал. Единственное, в чём люди равны — каждый обладает полным правом на себя и свой труд. Этоправовое равенство возможностей, а не экономическое и культурно-идеологическое равенство результатов.

Здесь нет компетентных специалистов, которые бы решали за тебя, что и как делать. Нет братьев по коммуне, которые кормили бы тебя и одевали просто за то, что ты их брат. Есть только ты, твои возможности и потребности.

Кто гарантированно выживает в таком обществе? Как здесь выживать?

Самый примитивный вариант — кормиться собственным трудом буквально. Имея изначально или заработав на рынке труда собственный участок, выращивать на нём пищу, построить жильё, организовать комфорт, общаться с соседями, самостоятельно познавать мир и себя, заниматься простым, но занятным творчеством. Таким образом человек реализовывал свои потребности и до существования денег и после, если не хотел или не умел деньгами пользоваться. Здесь выживает тот, кто может организовать эту систему наилучшим образом.

Безденежный, а потом денежный обмен привели к разделению труда — каждый занимается тем, что умеет лучше всего и обменивает результаты своего эффективного труда на результаты чужого эффективного труда. Это гораздо продуктивнее изолированного подсобного хозяйства, поэтому люди, освоившие такой обмен, гораздо лучше приспособлены и имеют более высокие шансы на выживание.

При этом, для того, чтобы удовлетворять свои потребности нужно хорошо удовлетворять чужие. Никто не купит у сапожника сапоги, если они сделаны абы как и рвутся в первый же день. А если никто не купит у него сапоги, сапожник, не имея денег, не сможет купить себе штаны или рубашку и его потребности не будут удовлетворены. Он даже еды купить не сможет и просто умрёт от голода.

Впрочем, если это единственный сапожник, то, раз нет сапог лучше, то люди будут вынуждены покупать плохие сапоги, пока кто-то не научится делать их сам с гораздо более высоким уровнем качества. Тогда первый сапожник либо растеряет всех клиентов, либо будет вынужден делать сапоги лучшего качества. Тот, кто делает плохо, голодает — пирует тот, кто делает хорошо.

Это утрированный, но доступный пример, иллюстрирующий как удовлетворение потребностей других людей обеспечивает индивиду условия для выживания в условиях конкуренции. А также то, чем плохо отсутствие конкуренции. которой так почему-то боятся социалисты.

Наиболее приспособленный в данном случае — тот, кто наиболее эффективно удовлетворяет существующие потребности других людей.

При этом, чем выше потребность в иерархии потребностей, тем сложнее её удовлетворить, выше риск ошибки, но также выше и награда. Если человек способен удовлетворять базовые потребности в еде, у него всегда найдутся клиенты, у него всегда будет стабильная прибыль. Потребности в общении и причастности удовлетворить сложнее, так же сложно их оценить — в тоже время, их невозможно удовлетворить самому, без участия других людей. Как правило, на удовлетворение этих потребностей, человек тратит самое ценное — своё время, свою свободу и иногда саму жизнь. Потребности в самоопределении, самоутверждении, саморазвитии и самореализации, наоборот, человек может удовлетворить только самостоятельно, о чём и говорит приставка «сам». Однако создание условий для их удовлетворения тоже может оказаться весьма востребованной услугой.

И именно за удовлетворение потребностей выше базовых часто ругают капитализм. Самые базовые — еда, жильё, безопасность, комфорт — индустриальное общество удовлетворяет настолько эффективно, что всё у большего числа людей возникает острое ощущение необходимости удовлетворения более высоких потребностей. Развитие интернета и социальных сетей всего-навсего удовлетворяют потребности в общении и самоутверждении. Бум молодёжных субкультур — следствие удовлетворения потребности в причастности и самоутверждении. А консьюмеризм и шопоголизм — такая форма самореализации и творчества. Субкультурщик с помощью вещей даёт знать о своих взглядах и ищет единомышленников, а взрослый шопоголик творчески создаёт образ самого себя. Более того, значение имеет и то, что и где ты ешь, как работаешь, где отдыхаешь. Вещи перестали удовлетворять только базовые, физические потребности и те, кто понял это, зарабатывают больше тех, до кого ещё не дошло.

К таким условиям успешно приспосабливается тот, кто умеет определять и удовлетворять не только базовые, но и социальные потребности людей. Можно занять нишу удовлетворения базовых потребностей, производя хлеб. Можно при этом удовлетворять потребность в причастности и самоопределении, изготавливая хлеб по французским рецептам — это более рисковое, но более прибыльное занятие: если не угадал с модой, ты продаёшь просто вкусный хлеб, если угадал, то ты позволяешь людям почувствовать себя жителями Парижа. Удовлетворять социальные потребности без удовлетворения базовых ещё сложнее и рискованнее — в случае ошибки, ты производишь никому не нужное ничего. Для того, чтобы снизить риск, нужно понимать, чего хотят люди.

Таким образом, наиболее приспособленным является тот, кто понимает, чего хотят люди и удовлетворяет эти потребности.

Так появляется маркетинг — наука рынке, изучающая потребности людей и способы их удовлетворения. Именно этим и занимается маркетолог — пытается понять, чего именно хотят люди, и как удовлетворять их потребности своим товаром. Плохой маркетолог просто угадывает, часто основываясь на своих собственных потребностях. Хороший — знает клиентов лучше, чем самого себя. Лучше. чем они сами себя знают. Одна из основных функций маркетинга — прогнозирование спроса, определение того, какие потребности ещё не оформились в сознании людей. Другая, наиболее известная и критикуемая социалистами — стимулирование спроса, оформление в виде предложения удовлетворения той потребности, которая ещё не осознаётся людьми. Это не навязывание ненужного продукта — такая стратегия неэффективна, о чём скажу ниже. Чаще всего, если человек покупает то, что ему не нужно — это означает, что человек не знает, удовлетворению какой его потребности служит эта покупка. Однако сам факт покупки говорит о том, что эта покупка ему была нужна, а потребность существует, но сам человек её ещё не осознал и не сформулировал.

Стимулирование сбыта также связано с рекламой и PR, другими ненавистными для социалистов, хотя и для многих других людей, аспектами маркетинга. В обществе с высоким технологическим, культурным и правовым уровнем развития, где каждый может заниматься практически любым делом, мало просто что-то производить, нужно ещё дать о себе знать. Ты не сможешь участвовать в обмене трудом, если о тебе никто не знает. Никто не сможет воспользоваться твоим трудом в обмен на свой, если он даже не знает о такой возможности. То есть здесь ситуация обратная — люди знают о своих потребностях, но не видят способа их удовлетворить.

При этом, просто угадывать недостаточно. В самом начале мы рассмотрели пример с херовым сапожником, чьи сапоги никому не нужны. Но хорошо разрекламированный сапожник сможет продавать даже весьма хреновые сапоги. Почему это происходит? Вернёмся назад, почему плохие сапоги никто не купит? Потому что есть сапоги лучше. А почему разрекламированные сапоги кто-то покупает? Потому что они не знают, что есть сапоги лучше. Но хорошую рекламу плохих сапог видят и другие сапожники. Поэтому в отсутствие каких-либо искусственных барьеров, очень скоро другие сапожники тоже начнут применять рекламные ходы и технологии конкурента. Конечно, если он был первым, плохой сапожник успел что-то заработать, пока не успели остальные. Но что именно он получил? Немного незаслуженных денег и плохую репутацию, ведь тот, кто купил у него плохие сапоги больше ничего не купит, да ещё и всем друзьям отсоветует покупать. В результате либо он много ресурсов будет тратить на восстановление репутации (гораздо больше, чем обычно тратится на поддержание хорошей), либо будет проворачивать свои махинации (если ничего кроме махинаций он не умеет) в других областях. Это очень сложная, бессмысленная. неблагодарная и неэффективная работа. Гораздо эффективнее делать всё честно.

Таким образом, наиболее приспособленным является тот, кто понимает, чего хотят люди, умеет донести эту информацию до людей, и качественно и своевременно удовлетворить их потребности.

Умение организовать работу других так, чтобы уменьшить потери времени и ресурсов — это тоже эффективный труд, управленческий труд. Массовая коллективная работа в некоторых областях (в частности, при массовом производстве) гораздо эффективнее индивидуальной работы, в иных важна чёткая последовательность и своевременный отклик. А использование одного инструмента несколькими людьми уменьшает время простоя этого инструмента и увеличивает его производительность. Таким образом, малая фирма эффективнее разрозненных индивидов, а крупное предприятие эффективнее разрозненных фирм. Поэтому люди, умеющие организовать совместный труд других, и те, кто способен работать в коллективе, команде, гораздо лучше приспособлены и имеют гораздо большие шансы на выживание. Правда, на определённом уровне эффективность управления начинает снижаться, поэтому для некоторых товаров и услуг несколько маленьких фирм всё ещё эффективнее гигантской корпорации, но этот уровень постоянно растёт в результате эволюционного развития управленческих теорий и методологии.

Наиболее приспособленными являются те, кто способен объединять усилия.

Однако что есть организация, как не форма кооперации и взаимопомощи? Эволюционным способом люди пришли к объединению усилий — именно так, как предсказывал Дарвин. Самые эффективные организации — те, в которых работники любят своё дело, доверяют и уважают друг друга, а менеджер не применяет принуждение и угрозы, а ставит желаемые и достижимые цели, направляя сотрудников на верный путь их достижения. А ведь отсутствие взаимопомощи — это то, за что всегда ругали социал-дарвинизм. Может, вместо того, чтобы топтать этот цветок,его стоило поливать и удобрять?

Но что создаёт этот идеал любви и взаимопомощи? Эгоизм, конкуренция, борьба за выживание. Просто именно кооперация является конкурентным преимуществом, позволяющим снижать издержки и увеличивать прибыль. Именно кооперация позволяет победить в конкурентной борьбе, эффективно используя те же методы, что и отдельный предприниматель, либо работник на рынке труда.

Так же, как и человек, занятый определённым делом и обменивающий результаты своего труда на результаты труда других, имеет больше шансов на выживание, чем человек, занимающийся всем подряд для удовлетворения лишь своих потребностей, так и организация, производящая определённый спектр товаров и услуг для удовлетворения потребностей других людей в обмен на возможность удовлетворения потребностей своих членов (сотрудников), имеет больше шансов на выживание, чем примитивное коллективное хозяйство.

И точно также, наиболее приспособленными являются те, кто кто способен объединять усилия, для того, чтобы определить, чего хотят люди, качественно и своевременно удовлетворить их потребности и донести эту информацию до остальных.

Именно такие люди являются наиболее приспособленными для жизни при свободном рынке. Конечно, это не значит, что остальные непременно умрут от голода. Те, кто не умеют продавать себя, или не способны кооперироваться с товарищами, или плохо знают своё дело и некачественно выполняют свою работу — они менее приспособлены к жизни при свободном капитализме, они будут зарабатывать меньше денег.

С одной стороны, такая ситуация стимулирует их к развитию в нужном направлении: научится понимать и уважать свободу и интересы других, научится работать в команде, избавится от лишней скромности или, наоборот, гордыни и хвастовства, научится честно и смело говорить о своих достоинствах, ставить цели и эффективно их добиваться, избавится от лени, наберётся опыта в своём деле.

С другой, те, кто принципиально не способен к жизни среди честных, умных и свободных, не будет обладать ни влиянием, ни властью и даже генетический материал будет медленнее распространяться. В отличие от коммунистических систем, в которых паразит и нахлебник получал созданные трудолюбивыми людьми блага, жирел и размножался, часто воспевался как нравственный идеал и даже получал реальную власть, при капитализме лодырь и иждивенец попросту вымрет. В отличие от первых двух моделей общества, паразитизм нечестных здесь — наименее продуктивный путь. Стать нахлебником не так-то просто. Ведь даже мошенничество — это труд, пусть и деструктивный, но приносящий мошеннику какие-то деньги. Ничего не делать можно разве что бесплатно. Первое время ты можешь быть нахлебником у своих родителей, но потом тебе придётся очень трудно — ведь мало кто согласится кормить тебя просто так, за то, что ты есть. Если и найдётся какой филантроп, то паразит будет удовлетворять свои потребности за счёт потребностей этого филантропа и велик риск, что филантропу такая ситуация надоест.

Но в принципе такие отношения возможны, если филантроп настолько эффективно использует свой труд, что способен удовлетворять двойную порцию потребностей. Более того, у филантропа скорее всего есть потребность в любви и сострадании и именно эту потребность удовлетворяет несчастный иждивенец-паразит. происходит свободный обмен. Существует рынок филантропов: добровольные жертвователи и частные меценаты. И существует как рынок вынужденных иждивенцев: одинокие старики, бездомные дети и животные, ветераны и инвалиды, больные раком/спидом/болезнью альцгеймера — так и рынок добровольных иждивенцев: вольные художники, бродячие музыканты, независимые учёные. Посредниками выступают различные некоммерческие организации: церкви и религиозные организации, политические и общественные движения, детские дома и приюты для животных, благотворительные фонды, исследовательские центры, экологические и зоозащитные волонтёрские общества и прочие, существующие на добровольные пожертвования, организации.

Таким образом, социальные инстинкты любви, сострадания и взаимопомощи помогают людям выжить даже в условиях социал-дарвинистского капитализма. А существование целого рынка взаимопомощи — это исключение, подтверждающее правило. Если у человека есть какие-то причины быть слабым, то даже не производя каких-то товаров и услуг, у него есть шанс выжить. Если человек отказывается участвовать в равном честном денежном обмене, то если он хоть что-то производит — у него есть шансы выжить. Однако если человек совершенно ничего не может и не хочет предложить миру, то мир ничего не предложит ему. Даже на рынке бесплатной любви и заботы, лодырь и паразит, процветающий при коммунизме, не имеет ни малейшего шанса на выживание.

У него есть один выход — измениться. Предложить что-то миру. Начинать придётся с низа, с простой и низкооплачиваемой работы. А если природой заложено хоть что-то, есть шанс полностью реализоваться и заняться не просто иногда творческой, но и только творческой работой. При капитализме у каждого есть шанс, его нужно просто взять, а не ждать, пока его дадут тебе Бог, государство, общество или жадные капиталисты.

А кто не плывёт — тот тонет.

Возникает вопрос, почему же эти принципы не реализованы в полной мере даже после распада СССР и перехода России к свободному рынку? Почему есть те, кто обогащаются совершенно несправедливо, и те, кто не получают заслуженных благ? Дело в том, что определённая группа использует совершенно не рыночные инструменты: прямое и скрытое насилие и многовековую ложь — и нарушает самый святой принцип свободного рынка, который была призвана защищать — принцип неприкосновенности частной собственности. И свободный рынок так никогда ещё и не был свободным. Эта группа людей называется государство.

Как государство мешает реализации капитализма в полной мере и почему в либертарианском обществе принципы социал-дарвинизма не превращают рыночную конкуренцию в военный конфликт всех против всех? Ответы на эти вопросы можно найти как в самой природе частной собственности, так и в системе правового регулирования на её основе.

Такие разные анархисты

В предыдущей статье я упомянул о двух противоположных течениях анархистской мысли, дав им символические характеристики. Правый анархизм я окрестил сторонниками денег, а левый — сторонниками коммун. Почему так и в чём заключается их конфликт?

Как я уже упоминал, социалисты и анархо-коммунисты предлагали(ют) одно и то же устройство общества: мир без государственного принуждения и господства капитала, добровольные объединения трудящихся для совместного труда и творчества, коллективное принятие решений с учётом мнений всех членов общества, и так далее. Отличие  между ними заключается в методах достижения желаемого результата. Социалисты предлагали начать с отмены частной собственности, а государство в дальнейшем отпадёт за ненадобностью. Анархисты же рассудили, что государство сам собой никуда не отпадёт и свою власть не отдаст, следовательно, начинать нужно с него.

А вот по поводу того, почему и как избавляться от государства, и что, собственно, делать потом, мнения разделились.

Большинство левых анархистов призывают к революции и принуждению общества к отказу от института государства вплоть до физического уничтожения чиновников и зданий, в которых располагаются органы госуправления. Более сдержанные мыслители предлагают использовать профсоюзы как революционные организации (анархо-синдикализм) или сразу создавать альтернативное общество, которое бы вытеснило власть государства и капитала: сквотирование пустующих зданий, создание «свободных рынков» (безденежный обмен), DIY-музыка и литература (самиздат), низовая самоорганизация и гражданское неповиновение.

Коллективисты предлагают отказаться от неё и создать общинную, общественную собственность или отказаться от такого понятия вообще. Труд должен быть совместным, как в семье или современных организациях (только без директоров). Воспитанием и обучением детей должны, как и в старь, заниматься родители, благо развитие информационных технологий расширили возможности самостоятельного обучения до бесконечности. Защита от посягательств внешних и внутренних врагов и преступников, если такие останутся, обеспечивается добровольными ополченцами, дружинниками. Общие вопросы должны решаться общим обсуждением, не исключено голосование и другие прелести прямой демократии.

Впрочем, помимо коллективной жизни в общине, возможно и индивидуальное существование — например, в сельской местности, на самообеспечении, кормиться с земли. Однако, чтобы индивид мог спокойно кормиться с этой земли, должен существовать институт частной собственности, иначе не избежать ему набегов от других свободных индивидов и не видать своего урожая.

Проблема левых анархистов в том, что они стремятся сразу перескочить в коммунизм, решая обе проблемы сразу: государственное насилие и господство капитала. Они хотят сразу построить коммунизм, бесплатно трудиться и жить в коммунах под защитой народных дружин. С точки зрения как анархо-капиталистов, так и простых обывателей, это выглядит очень дико и инфантильно.

Правые анархисты в этом вопросе более последовательны. Анархо-капиталисты своей целью ставят прежде всего низвержение государства. Но исчезновение государства не означает исчезновение капитала, бизнеса, в том числе, корпораций различных размеров. Функции, которые выполняет государство в нашем мире, с точки зрения правых анархистов и либертарианцев, очень важны. Однако государство является монополией по реализации этих функций, что приводит к известным последствиям: монополистский уровень цен на услуги, низкое качество их исполнения, низкая эффективность управления и очень медленное развитие. В анархо-капиталистической модели общества функции государства выполняют частные компании. Платные здравоохранение и образование уже сейчас существуют и предоставляют несравнимо более высокий уровень качества, чем государственные предприятия. Функцию социального и пенсионного обеспечения государство уже отдаёт — негосударственным пенсионным фондам и страховым компаниям. Если страховые компании объединить с частными охранными предприятиями, то мы получим модель «минимального государства», которое вместо налогов собирает страховые взносы или оплату услуг по защите прав.

Некоторые правые анархисты и радикальные либертарианцы видят разрушение государства как естественный процесс, наступление которого — лишь вопрос времени. Другие пытаются подтолкнуть его через либеральные и либертарные реформы — децентрализация и развитие федерализма, дерегулирование и приватизация, развитие свободного рынка и конкуренции. Ну есть и те, кто призывают к гражданскому неповиновению, уходу от уплаты налогов.

У индивидуалистов место государства-монополиста займут его конкурирующие версии. Их называют по-разному: «охранные службы», «страховые компании», «провайдеры сотовой государственности», и так далее. В таком мире нет места демократии, даже прямой, здесь каждый за себя решает сам, голосуя рублём, выбирая ту или иную компанию, которая будет проводить определённую политику по отношению к своим членам и к другим компаниям. Голосовать рублём можно за школы и клиники, дающие лучшее образование и заботу о здоровье. Можно даже выбирать поставщиков газа, электричества, воды, телефонной связи, почтовых и транспортных услуг — в отсутствие государственного лицензирования «естественные» монополии окажутся вовсе не естественными и даже на железной дороге появится множество мелких фирм, предоставляющих те же услуги, что и государственная ж/д монополия, только за меньшие деньги и с лучшим качеством.

Возвращаясь к идее о самообеспечении, можно сказать, что и в таком мире можно жить без денег, питаясь исключительно со своего огорода, защищая свои права собственности личным оружием. Но разумнее всего часть урожая продавать, а вырученные деньги отдавать в виде налога страхового взноса какому-нибудь мини-государству.

С точки зрения социалистов и анархо-коммунистов, позиция правых анархистов является неполной, урезанной, трусливой — вместо радикального переустройства мира предлагается лишь косметический ремонт — ведь сохраняется частная собственность и эксплуатация работника капиталистом (пусть в либертарианском мире она и добровольная — это всё равно эксплуатация). Вместо уничтожения одного государства, их создаётся несколько. Власть добровольно передаётся корпорациям.

Лично я вижу наиболее реалистичным такой сценарий: социальное государство -> либеральное государство -> либертарное (минархистское) минимальное государство -> либертарное анархо-капиталистическое общество -> (анархо-)коммунизм. Анархо-коммунисты предпочитают сразу перескочить из точки А в точку Б минуя дорогу, что, на мой пессимистичный взгляд, довольно наивно.

Upd.: Под реалистичным сценарием я подразумеваю порядок смены общественного строя, но имею ввиду разные промежутки времени и число промежуточных форм. В частности, я имею ввиду, что коммунизм возможен не раньше уничтожения государства и перехода к либертарному обществу.  А что должно произойти, чтобы основанное на господстве частной собственности общество вдруг стало коммунистически антикапиталистическим, и каким путём будет происходить такой переход — этого я сказать не могу.

Современное социальное государство пенсионного обеспечения, доказав свою несостоятельность, в результате реформ превращается в правовое государство свободного рынка, затем, например ради снижения затрат (при тех же налогах), приватизирует часть своих функций. С этого момента общество или само катится в анархию или его подталкивают туда либертарии и анархисты, государство-монополиста так или иначе ликвидируют (разгневанные массы/заинтересованные элиты) и на сцену вступают конкурентоспособные сетевые мини-государства и наступает анархо-капитализм. И уже в дальнейшем, когда общество будет более готово (чем сейчас) отказаться от частной собственности и денежного обмена, может наступить коммунизм, хотя не обязательно в той форме, как её видят современные анархисты.

В общем, камнем преткновения между анархистами является вопрос о собственности. Впрочем, более глубинные причины возникновения различных предпочтений в этом вопросе можно искать в психологии. И хотя анархист всегда против государства, он не обязательно против коллектива. Но он в первую очередь за личность, чьи интересы государство редко когда по-настоящему защищает.