Революция на Украине

До сих пор я избегал комментировать происходящее на Украине после разгона митингующих Беркутом, но сейчас для меня очевидно, что происходящее перешло через своеобразную границу, прошло точку невозврата. После этого момента «веер» вариантов продолжения развития резко сузился и мне начинает казаться, что я могу позволить себе делать предсказания.

Мой вердикт: представители государства Украинского государства должны уйти. Необходимо разработать и воплотить меры по постепенной передаче власти каким-то иным людям. Эти меры не должны быть легитимны и не должны вызывать сомнения у самих украинцев. «Должны» они вовсе не «народу» — должны самим себе. И «необходимо» это для их же блага. Для кого-то это не так очевидно, кто-то ожидал и предвещал подобное давно: если власть не уйдёт сама, её «уйдут».

Ниже опишу, как я вообще вижу происходившее и происходящее в Киеве и не только.

До Евромайдана

Для самого начала — важное замечание. Украина последних лет ни разу не была политически единой. Западная, правобережная Украина всегда тяготела к Европе, презрительно отзывалась о «москалях», боялась реставрации СССР. Левобережная, восточная часть страны, напротив, хочет обратно в союз с Москвой, говорит больше по-русски и боится этого вашего католического и гомоатеистического Запада. Поэтому вне зависимости от оценок происходящего, не стоит забывать, что Западнические настроения — это НЕ воля ВСЕГО народа. Это воля лишь его части, даже если и большей, но не всей. Избранный большинством (допустим, что законно) Янукович — представитель восточной половины страны (первый пункт статьи на RLN), тогда как столичный Киев «за нього не голосував». Руководители государства всё время метались то в одну, то в другую сторону, то пытались одновременно заигрывать и с Европой и с Таможенным Союзом.

Учитывая экономические и политические тенденции и в скатывающейся в социализм Европе, и в «стабильно» стагнирующей «суверенной демократии» России, окончательный выбор напоминает известную зэковскую разводку про два стула. Когда европейцы в очередной раз предложили присесть на их стул, Янукович стал клянчить хоть какую-то компенсацию. При этом, речь не шла о собственно вступлении, суть вопроса — соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Да, это шаг в сторону Европы, но юридически до вступления ещё очень далеко. Однако символически это действительно серьёзный шаг, который, видимо, оттолкнул или напугал Януковича. Или он увидел в этом какие-то возможности для себя. Не важно. Важно то, что в этот раз терпение простых правобережцев лопнуло, что и запустило известный процесс.

Мирная борьба за Европу

Как и, пожалуй, все революции, эта началась со стихийного мирного митинга. Когда Евромайдан только начинался, было сложно понять, что будет дальше. Будет ли это полноценный Occupy, или всё закончится, когда у митингующих иссякнет запас печенья и дворовых песен. Будут ли силовые разгоны, или власть вытерпит.

Сперва митингующие объявили, что не уйдут и будут сидеть до последнего. Административный суд Киева с этим не согласился и постановил, что палатки ставить нельзя. Собственно, законность митинга завершилась уже на этом: палатки были установлены. Власти тоже показали зубы: Беркут палатки разобрал. Народ ответил на это митингами по всей стране (что интересно, не только в западной её части: митинги прошли и в Донецке, Одессе, Херсоне, Николаеве и даже таком восточном городе как Луганск).

В отдельные моменты людей на площадях оставалось действительно мало, что позволяло говорить и о слитии протеста, и о купленности митингующих. Параллельно проходили анти-евромайданы, на которых точно такие же жители, точно такой же народ поддерживал действия правительства и выступал против вступления в Евросоюз. В другие дни Киевские площади вмещали десятки тысяч. Бывало, митингующие буянили, даже разобрали микроавтобус, заподозрив его в работе на спецслужбы. Беркут в ответ применил слезоточивый газ. Случались столкновения между сторонниками и противниками евро-интеграции. В основном же митинги продолжали сохранять свою мирную форму.

Переломным моментом стал силовой разгон Евромайдана в Киеве 30 ноября. Терпение властей лопнуло и с протестом было решено закончить раз и навсегда: просто прогнав митингующих с площади. В каком-то смысле, цель была достигнута: вопрос о евроинтеграции если не полностью исчез из украинской политической повестки, то по-крайней мере отошёл на второй план. На первый план вышли вопрос законности действий чиновников, легитимность органов государственной власти, доверия парламенту, в целом, под сомнение попал весь действующий режим. Требование конкретных реформ (вступление в ЕС) переросло в по-настоящему революционное требование: отставка правительства и разгон парламента.

Всё ещё мирная борьба с режимом

1 декабря началась зима. 1 декабря началась революция на Украине.

В ответ на разгон Евромайдана накануне, митингующие пошли разгонять Администрацию Президента. Этого сделать не удалось, зато удалось захватить Дом Профсоюзов и  здание Киевского Горсовета. Каких-то чиновников, как начальника киевской милиции, увольняют, другие, как глава Администрации Президента Украины, уходят сами. Агрессивные радикалы избивают солдат-срочников внутренних войск, бойцы Беркута избивают мирных митингующих. Происходят задержания и аресты. Люди перекрывают улицы, строят баррикады, блокируют и захватывают правительственные и администативные здания. В Киев приезжают европейские и околоевропейские политики. Оппозиция и правительство выдвигают взаимное требование: уйти.

Правительство грозится разогнать митингующих силой.

Оппозиция призывает брать правительство штурмом.

Участники революции уже создают свои, альтернативные органы власти, назначают своих представителей. Более того, они выдвигают ультиматумы гораздо более серьёзные, чем любые требования Болотной.

Градус ненависти, агрессивности и неадеквата медленно, но верно ползёт вверх. И одновременно существующее правительство теряет контроль над ситуацией.

Какое-то время правительство могло надеяться на затухание протеста, но с 1 декабря надежды на это стремительно таяли. Сегодня беспочвенность этих надежд стала очевидна и для меня. Прежде активисты пытались как-то сдерживать разрушительную силу толпы: например, из репортажей и отчётов ясно, что горсовет разграблять не стали, максимально сохранив внутренние помещения в чистоте и сохранности. Главным разрушением был снос ёлки на центральной площади — конструкции и без того временной и довольно символичной.

Однако сегодня я увидел признаки качественного перехода на новый уровень разрушений: лавочки и ограждения, превращающиеся в баррикады, падающий памятник Ленину.

Для меня стало очевидно, что протестующие уже не будут отступать. От дробления голов памятников о плиты до размозжения голов политиков об асфальт остаётся один шаг.

Революция.

Многие мировые революции происходили по более или менее сходному сценарию: наличие политических и экономических предпосылок, мирный протест, силовой разгон мирного протеста властями, силовой разгон властей — либо, в более мягких вариантах, добровольное сложение полномочий. Старый режим уходит, яркие и активные оппозиционные политики приходят.

Я не вижу никаких предпосылок с возникновению малого государства или к отказу от государства вообще. Повод для революциии, её течение и характер требований говорят о том, что желаемым результатом является «либеральный» социализм европейского типа. Не говоря о том, что я вообще не верю в революцию как способ уменьшения государства. Только если к власти (совершенно случайно) прийдут какие-нибудь околоклассические либералы, можно будет ожидать что-то похожее на Грузию: сперва стремительная либерализация, капиталистические реформы, а потом разворот на «всеобщее благосостояние» и «демократия как в Швеции».

Так или иначе, Украинская Революция практически свершилась. От действующей пока ещё власти зависит лишь способ её окончательного завершения: будет ли это добровольное самосвержение, либо власть отберут силой. Есть и третий вариант: силой же удержать эту власть. Но отсюда путь только один — военная диктатура. Но я сомневаюсь, что Янукович пойдёт на такое. Этот вариант вряд ли сможет одобрить даже Путин. Не говоря уже о западных соседях.

P.S. А знаете, что будет по-настоящему круто? Если после революции украинцы вместе пойдут чистить площади от мусора, вернут лавочки на место, а обрушенную статую Ленина оттащат в какой-нибудь музей.

Реклама

На выборах мэра Москвы с огромным отрывом побеждает Лимонов

Как и все политически озабоченные граждане, я с интересом следил за московскими выборами и тоже имею своё Особое Мнение(tm) по поводу событий этого лета и первой недели сентября.

Для начала соглашусь со многими не раз прозвучавшими банальностями. Действительно, за последние годы это одни из самых конкурентных выборов, но это не делает их однозначно честными, 8 сентября действительно всё было более гладко, чем в прошлые разы, а 9 сентября всё было как всегда. При полностью честном подсчёте второй тур был бы неизбежен, а при полностью честных выборах накал страстей был бы ещё выше — хотя гарантировать победу Навального, в этом случае, ни в первом, ни во втором туре я всё равно не смогу.

А теперь скажу не совсем приятную для демократов вещь.

Демократия в Москве успешно дискредитирована.

68% населения крупного мегаполиса, столицы огромной страны, «великой державы» не пошли на выборы. Они не верят в демократию («Всё равно всё решат наверху»), они не любят демократию («Вы нас даже не представляете»), они нашли более интересные и полезные для себя занятия, чем участвовать в конкурсе «рабы выбирают работорговцев — 2013» («Надо до дождей успеть собрать картошку» «На день города мы с пацанами поехали на дачу»).

И это после такой масштабной предвыборной кампании Навального! При неожиданном политическом оживлении! При сумасшедшей активности волонтёров! При небывалых масштабах агитации, финансирования, огласки, гражданского контроля! Всё это москвичам не интересно. Они устали от бесконечной лжи на телевидении, по радио, в Интернете. От дорогостоящей клоунады и навязчивой агитации — в том числе за счёт их налогов. От пустых обещаний, выливающихся во всё то же насилие, нищету, диктатуру (большинства, меньшинства, одного).

Даже при самых честных выборах, при совершенно гладком подсчёте, без единого нарушения — кто бы ни выиграл эти выборы, кто бы ни стал мэром столицы, кого бы не выбрали оставшиеся 32% себе в надсмотрщики — 68% москвичей оставили за собой право сказать «А ты кто такой? Я за тебя не голосовал!»

Многие оппозиционно настроенные комментаторы заявляли, что московские выборы — это больше, чем выборы мэра; это ни много ни мало — всенародный референдум, на котором москвичи представляли интересы всего народа.

Так вот, Москва приняла участие в этом референдуме и она свой выбор сделала: против всех кандидатов, против института выборов, против республики и демократии.

#ВернитеМузыкувVK

UMG, WMG и SME устроили массовую рассылку с требованиями удалить аудиозаписи, а модераторы вк поспешно блокируют нелегальную музыку.

Все в ужасе, в панике, хэштег #вернитемузыкувvk выходит в топ.

А я? А что я?

Я целиком и полностью поддерживаю деятельность Sony, Warner и Universal по освобождению Вконтакте от нелегального музыкального контента.

Прежде чем закрывать вкладку, отписываться от обновлений и удалять из друзей, послушайте, что я имею в виду.

Неожиданное вторжение липовых представителей с вымышленными именами имеет несколько разноплановых последствий.

Во-первых, эта акция может резко увеличить правовую сознательность и ответственность обывателей. Психика типичного пользователя, скачивающего аудиозапись с торрента и заливающего её в соцсеть, автоматически отфильтровывает мысль о противоправности сих деяний и загоняет её куда-то в подсознание. Мало кто из нас замечает предупреждение, что нельзя заливать аудио, нарушающее авторские права — а оно там есть. И вот, правообладатели решили раскрыть нарушителям глаза и вернуть вытесненные мысли в сферу сознательного.

Теперь, по-крайней мере какое-то время, меломаны станут отслеживать, что всё-таки можно качать, а что чревато. Наиболее упрямым, если они решат оспаривать претензии правообладателей, и вовсе придётся кропотливо изучить российское и зарубежное законодательство и практику правоприменения.

Впрочем, самым простым решением будет просто закрыть свои аудиозаписи — тогда вы уже не будете их распространять и претензий к Вам никаких. Вряд ли кто-то сможет проверить, купили ли вы диск с этим треком, или скачали с торрентов.

С моей точки зрения, это плюс.

Во-вторых, массовое удаление популярного контента не может не быть резонансным явлением. И многие журналисты уже обратили внимание на то, что акция была запущена как раз во время обсуждения антипиратского законопроекта в госдуме. Что если кто-то сумеет связать одно с другим и подтолкнёт на подобные аналогии других? В результате, может упасть и без того не высокая популярность упомянутого закона, а в случае принятия его госдумой мы рискуем получить разъярённую толпу обиженных пользователей — а это более 46 миллионов человек по всей стране.

Кстати, не исключено, что сами звукозаписывающие компании не имеют никакого отношения к происходящему в Вконтакте. Возможно, что людей с именами Елена Трусова и Симпсон Негодуэ попросту не существует, а рассылку писем инициировали руководители соцсети. Но это лишь мои конспирологические теории, не более, подтверждения им пока нет.

Я не говорю, что ненависть миллионов людей к депутатам госдумы — это хорошо. Я о том, что многие поймут: авторское право касается и их тоже, цензура возможна, а политико-правовая сфера жизни может оказывать непосредственное воздействие на их повседневные дела. Люди в очередной раз проснутся от спячки. Возможно даже заинтересуются политикой.

Потому что одно дело, когда вяжут Навального или Яшина, или Лимонова, борящихся за какие-то абстрактные идеи — это выглядит как очередной акт большого циркового представления, коим является современная российская политика. А когда тебе не дают по-человечески музычку послушать — это воспринимается гораздо серьёзнее.

К сожалению или к счастью, взрыва не произошло и толпы не оккупировали Манежную площадь. Однако уже появились призывы носить оранжевые ленточки в знак протеста, а тег #вернитемузыкувVK соседствует с #противправительства, #музыкальнаяреволюция и подобными, а также с высказываниями о «сраной рашке», «валить в Великобританию», etc.

В любом случае, это несомненный плюс.

В-третьих, Sony, Warner и Universal своими руками (если моя конспирология неверна) уничтожают своё место на российском рынке и серьёзно подрывают свои позиции на рынке мировом.

Лично мой плейлист в вк пока пострадал не сильно. Наибольшее удивление вызвало исчезновение записей проекта Knife Party. Треки были записаны на лейбле Big Eat, который не является независимым и относится к Warner Music Group.

Об этой группе я узнал через вк. Без пиратских аудиозаписей в вк я бы никогда не услышал их музыки, я бы даже не знал об их существовании. Я о многих группах никогда не услышал бы. Зато был бы в курсе многих других, права на которые принадлежат независимым музыкальным лейблам или распространяются в сети интернет самими авторами.

Таковы реалии современного музыкального рынка. Люди находят записи в сети, они им нравятся, люди начинают покупать cd, чтобы слушать в авто; скачивают в iTunes, чтобы слушать на iPod/iPad/iPhone; покупают билеты на концерт, чтобы слушать вживую.

Удаляя нелегальный контент, музыкальные корпорации самостоятельно уничтожают мощный канал продвижения и привлечения новых покупателей.

К сожалению, Sony, Warner и Universal — слишком мощные звери, чтобы потеря Российского рынка могла хоть как-то отразиться на их прибылях. Люди слушали и будут слушать Beatles и Rolling Stones, Green Day и One Direction, Rammstein и Linkin Park, Rhiana и Lady Gaga.

Однако старые верные поклонники стареют и умирают, а откуда новым получать информацию о музыке, как формировать музыкальный вкус? По-старинке, передавать из рук в руки писаные-переписаные магнитные аудиокассеты? тёртые-перетёртые CD? замызганные флэшки с дискографиями? радио слушать?

Сила Вконтакте заключалась не в том, что в нём хранилась музыка, которую можно нелегально скачать. Даже если из Вк удалят всю музыку вообще, останутся миллионы и тысячи торрентов и сайов-хранилищь. Вся фишка соцсети заключалась в возможности делиться и распространять музыку, а также узнавать что-то новое в музыкальном плане. И если вдруг вкладки «Аудозаписи» не станет, встанет неприятный вопрос — где получать информацию о новых альбомах, новых исполнителях, новых музыкальных жанрах?

Если бы эта тройка игроков музыкального рынка составляла 100% всех музыкальных дистрибьюторов, безусловно, их продажи дисков и треков в iTunes выросли бы в разы и никогда не падали в будущем, а посещаемость Last.Fm подскочила до заоблачных высот.

Но свято место пусто не бывает. И у людей всё ещё остаются плейлисты на вконтакте. Во-первых, всё удалять заколебутся. Во-вторых, даже если представителям компании удастся удалить всю принадлежащую им музыку, они не смогут удалить всю музыку вообще — просто потому что вся она им не принадлежит.

И получится интересная ситуация. Есть Вконтакте с аудиторией 46-48 млн. человек. Есть музыка, которую на Вконтакте можно заливать, если она залита с легального CD и находится в закрытом доступе, т.е. делиться ей нельзя. А есть музыка, которую можно спокойно заливать и распространять. И пока одни пользователи одиноко слушают свою музыку, не имея возможности ей поделиться; другие кричат и возмущаются, бойкотируют концерты исполнителей, заливают и распространяют музыку под фальшивыми названиями; третьи же совершенно спокойно слушают и делятся любимыми треками, не парясь о каких-то там Warner и Sony.

Выгода великой музыкальной тройки в данном случае сомнительна и в любом случае является краткосрочной. В долгосрочной перспективе вся эта ситуация является выгодной для исполнителей, записывающихся на независимых, инди-лейблах, а также не имеющих никаких отношений с лейблами вообще. При этом независимые дистрибьюторы получают огромное конкурентное преимущество — канал распространения на 46-48 млн людей ежедневно — преимущество больше недоступное крупным медиакорпорациям, помешанным на копирайте и застрявшим в 20 веке.

Таким образом, те, кто сейчас изымает аудио ради прибыли, своими руками роют себе могилу. Я не думаю, что исполнители что-то моментально осознают и расторгнут контракты с крупными лейблами или что-то подобное.

Возможна даже диаметрально противоположная ситуация. Мелкие дистрибуторы последуют примеру крупных монстров бизнеса. DIY-исполнители найдут или разработают более совершенные способы дистрибуции даже через интернет. Медиакорпорации выиграют битву за копирайт и пиратство будет побеждено. Люди поймут, что воровство интеллектуальной собственности суть тоже воровство, станут уважительнее относиться к авторским правам, которые по своей значимости сравняются с правом собственности. Исполнители начнут серьёзнее относиться к своим правам и научатся их защищать. Эпоха цифрового коммунизма останется в прошлом.

Но в любом случае, после этой акции на российском музыкальном рынке начнутся (или ускорятся существующие) процессы изменений, которые станут очевидны лишь спустя какое-то продолжительное время.

Хорошо это или плохо?

Мне это нравится.

Единственное, что расстаривает — что большой тройке принадлежат права на живых и мёртвых классиков различных жанров мировой музыки. Вот, например, за The Rolling Stones обидно. Не представляю, как прививать молодёжи правильные музыкальные вкусы. Раньше можно было кинуть на стену Paint It Black, а сейчас что? Покупать и дарить на Рождество виниловые пластинки?

Зато скоро уже никто не сможет скинуть тебе на стену Джастина Бибера. Пожалуй, это плюс.

Запрет на религию

Сейчас в сети будет много «аналитики» на эту тему, но я решил не выделяться и тоже покидаться камнями со своей колокольни.

Вчера Госдума одобрила поправки в статью 148 УК РФ «Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий». Эти поправки подразумевают уголовную ответственность (до 3 лет лишения свободы) за «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих».

Есть мнение, что эти поправки только способствуют воспрепятствованию осуществления права на свободу совести и вероисповеданий.

Дело в том, что в условиях государственной монополии на насилие, не теряет своей актуальности пословица «закон что дышло — куда повернул, туда и вышло».

Как судьи будут определять, с какой целью были совершены эти действия? Кто будет решать, что те или иные действия преследовали цель именно оскорбить чувства верующих? Судья? Прокурор? Судмедэксперт? Психолог? Писхиатр? Экстрасенс?

Шествия православных с крестами и иконами — это публичные действия. При этом, заявления, будто Иисус есть Христос и Сын Божий, явно оскорбительны для религиозных чувств иудеев и мусульман. А празднование мусульманского Куран-Байрама с публичными жертвоприношениями есть ни что иное, как публичное нарушение Ахисмы, оскорбительный плевок в лицо всем джайнистам, индуистам и многим буддистам. Которые, кстати, не верят — вы только подумайте, какое кощунство! — не верят ни в Аллаха, ни в Святую Троицу.

Что, в результате, означает запрет на оскорбление чувств верующих?

  • Запрет на проповедь
  • Запрет на публичное отправление религиозных обрядов
  • Запрет на проведение массовых мероприятий, связанных с религиозными праздниками
  • Запрет на освещение вопросов веры и религии в искусстве, а также на их критическое осмысление и анализ в документальной литературе и публицистике

Запрет на оскорбление чувств верующих косвенно означает запрет на религию.

Вот кому-кому, а мне должно было бы совершенно плевать на верующих и их религии (говорю это без цели кого-либо оскорбить), если бы не сам факт существования такого запрета. Это уже вопрос не веры и религии, это вопрос сугубо политический.

Хотя можно сказать, что запреты оскорбляют мои религиозные чувства.

Будучи собственником, человек сам определяет правила пользования его собственностью. Если Вы не потерпите оскорблений чьих-либо религиозных чувств у себя дома — Вы можете запретить воинствующим атеистам приходить к вам домой. У человека есть выбор — или он Ваш гость, или он оскорбляет верующих в другом месте. Напротив, вы можете собрать у себя в гостиной группу единомышленников и дружно стебаться над «теми, кто всё ещё верит в сказки».

Вы можете запретить религиозным людям прикасаться к вашей одежде. Вы можете запретить атеистам ходить по вашему газону. Вы можете решить не здороваться за руку с девчонками из Pussy Riot. Это Ваше право — право собственника.

Что происходит, когда депутаты запрещают всем и всё на территории целого государства?

Они объявляют Вашу собственность, Ваше поведение, Вашу жизнь — своими.

Во-первых, им плевать на мнение тех, кто вовсе не против публичных оскорблений — такие вещи, например, привлекают внимание к оскорблённой религии. Для буддистов и вовсе не существует такой проблемы как оскорбление — они живут по принципу «не нравится — не ешь» и просто не реагируют на чужое мнение. Христиане в таком случае и вовсе подставляют вторую щёку.

Разве истинные религиозные чувства возможно оскорбить? Действительно религиозный человек побежит ли в суд защищать свою веру? Неглубока вера, если за помощью в вере бежишь за штрафом в Госдуму

В итоге защищают того, кто защиты не просил.

Зато этим будут пользоваться те, кого не нужно защищать. Во вред всем прочим.

Во-вторых, у государства появляется очередной повод упечь неугодного человека за решётку. Чем больше запретов, тем страшнее отстаивать свои права. Вроде бы никто не запрещает заниматься политической и общественной деятельностью напрямую, но это происходит косвенно через такие законы. Всё-таки, идеальных людей нет. Запретили заниматься политикой националистам и анархистам. Запретили заниматься политикой верующим и атеистам. Запретили заниматься политикой геям.

Прямо сейчас в Москве проводится (или уже заканчивается) митинг в поддержку политических заключённых. Множество людей сидит в заключении только из-за того, что им хотелось (и хочется) жить в лучшей стране, чем есть сейчас — но не «свалив из сраной рашки», а улучшая жизнь здесь, на месте. Я не буду судить о том, верны или не верны их представления о лучшей стране и методах улучшения — они могут не совпадать или быть противоположным моим взглядам. Дело не в этом.

Дело в том, что каждый новый такой запрет создаёт новую группу политзаключённых. Если законодатели продолжат плодить один запрет за другим, скоро на такие митинги станет некому ходить — все будут сидеть по тюрьмам, да на зонах. Скоро на каждого политически активного гражданина найдётся повод для его ареста, при этом вовсе напрямую вовсе не связанный с его политическими взглядами.

Неприкосновенными останутся только «нормальные» и «правильные» граждане, целиком и полностью поддерживающие генеральный курс партии.

Государству не нужны свободные граждане, ему нужны послушные рабы. Поэтому чем больше цепей — тем лучше.

Вы этого хотели, когда голосовали за Путина? Вы эту власть поддерживаете своими налогами?

СССР — это Феникс. Социализм умер, чтобы восстать из пепла. Что мы видим — это всё большее проникновение государства в нашу частную жизнь с возможно даже самыми благородными намерениями, но, увы, с самыми разрушительными последствиями.