Революция на Украине

До сих пор я избегал комментировать происходящее на Украине после разгона митингующих Беркутом, но сейчас для меня очевидно, что происходящее перешло через своеобразную границу, прошло точку невозврата. После этого момента «веер» вариантов продолжения развития резко сузился и мне начинает казаться, что я могу позволить себе делать предсказания.

Мой вердикт: представители государства Украинского государства должны уйти. Необходимо разработать и воплотить меры по постепенной передаче власти каким-то иным людям. Эти меры не должны быть легитимны и не должны вызывать сомнения у самих украинцев. «Должны» они вовсе не «народу» — должны самим себе. И «необходимо» это для их же блага. Для кого-то это не так очевидно, кто-то ожидал и предвещал подобное давно: если власть не уйдёт сама, её «уйдут».

Ниже опишу, как я вообще вижу происходившее и происходящее в Киеве и не только.

До Евромайдана

Для самого начала — важное замечание. Украина последних лет ни разу не была политически единой. Западная, правобережная Украина всегда тяготела к Европе, презрительно отзывалась о «москалях», боялась реставрации СССР. Левобережная, восточная часть страны, напротив, хочет обратно в союз с Москвой, говорит больше по-русски и боится этого вашего католического и гомоатеистического Запада. Поэтому вне зависимости от оценок происходящего, не стоит забывать, что Западнические настроения — это НЕ воля ВСЕГО народа. Это воля лишь его части, даже если и большей, но не всей. Избранный большинством (допустим, что законно) Янукович — представитель восточной половины страны (первый пункт статьи на RLN), тогда как столичный Киев «за нього не голосував». Руководители государства всё время метались то в одну, то в другую сторону, то пытались одновременно заигрывать и с Европой и с Таможенным Союзом.

Учитывая экономические и политические тенденции и в скатывающейся в социализм Европе, и в «стабильно» стагнирующей «суверенной демократии» России, окончательный выбор напоминает известную зэковскую разводку про два стула. Когда европейцы в очередной раз предложили присесть на их стул, Янукович стал клянчить хоть какую-то компенсацию. При этом, речь не шла о собственно вступлении, суть вопроса — соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Да, это шаг в сторону Европы, но юридически до вступления ещё очень далеко. Однако символически это действительно серьёзный шаг, который, видимо, оттолкнул или напугал Януковича. Или он увидел в этом какие-то возможности для себя. Не важно. Важно то, что в этот раз терпение простых правобережцев лопнуло, что и запустило известный процесс.

Мирная борьба за Европу

Как и, пожалуй, все революции, эта началась со стихийного мирного митинга. Когда Евромайдан только начинался, было сложно понять, что будет дальше. Будет ли это полноценный Occupy, или всё закончится, когда у митингующих иссякнет запас печенья и дворовых песен. Будут ли силовые разгоны, или власть вытерпит.

Сперва митингующие объявили, что не уйдут и будут сидеть до последнего. Административный суд Киева с этим не согласился и постановил, что палатки ставить нельзя. Собственно, законность митинга завершилась уже на этом: палатки были установлены. Власти тоже показали зубы: Беркут палатки разобрал. Народ ответил на это митингами по всей стране (что интересно, не только в западной её части: митинги прошли и в Донецке, Одессе, Херсоне, Николаеве и даже таком восточном городе как Луганск).

В отдельные моменты людей на площадях оставалось действительно мало, что позволяло говорить и о слитии протеста, и о купленности митингующих. Параллельно проходили анти-евромайданы, на которых точно такие же жители, точно такой же народ поддерживал действия правительства и выступал против вступления в Евросоюз. В другие дни Киевские площади вмещали десятки тысяч. Бывало, митингующие буянили, даже разобрали микроавтобус, заподозрив его в работе на спецслужбы. Беркут в ответ применил слезоточивый газ. Случались столкновения между сторонниками и противниками евро-интеграции. В основном же митинги продолжали сохранять свою мирную форму.

Переломным моментом стал силовой разгон Евромайдана в Киеве 30 ноября. Терпение властей лопнуло и с протестом было решено закончить раз и навсегда: просто прогнав митингующих с площади. В каком-то смысле, цель была достигнута: вопрос о евроинтеграции если не полностью исчез из украинской политической повестки, то по-крайней мере отошёл на второй план. На первый план вышли вопрос законности действий чиновников, легитимность органов государственной власти, доверия парламенту, в целом, под сомнение попал весь действующий режим. Требование конкретных реформ (вступление в ЕС) переросло в по-настоящему революционное требование: отставка правительства и разгон парламента.

Всё ещё мирная борьба с режимом

1 декабря началась зима. 1 декабря началась революция на Украине.

В ответ на разгон Евромайдана накануне, митингующие пошли разгонять Администрацию Президента. Этого сделать не удалось, зато удалось захватить Дом Профсоюзов и  здание Киевского Горсовета. Каких-то чиновников, как начальника киевской милиции, увольняют, другие, как глава Администрации Президента Украины, уходят сами. Агрессивные радикалы избивают солдат-срочников внутренних войск, бойцы Беркута избивают мирных митингующих. Происходят задержания и аресты. Люди перекрывают улицы, строят баррикады, блокируют и захватывают правительственные и администативные здания. В Киев приезжают европейские и околоевропейские политики. Оппозиция и правительство выдвигают взаимное требование: уйти.

Правительство грозится разогнать митингующих силой.

Оппозиция призывает брать правительство штурмом.

Участники революции уже создают свои, альтернативные органы власти, назначают своих представителей. Более того, они выдвигают ультиматумы гораздо более серьёзные, чем любые требования Болотной.

Градус ненависти, агрессивности и неадеквата медленно, но верно ползёт вверх. И одновременно существующее правительство теряет контроль над ситуацией.

Какое-то время правительство могло надеяться на затухание протеста, но с 1 декабря надежды на это стремительно таяли. Сегодня беспочвенность этих надежд стала очевидна и для меня. Прежде активисты пытались как-то сдерживать разрушительную силу толпы: например, из репортажей и отчётов ясно, что горсовет разграблять не стали, максимально сохранив внутренние помещения в чистоте и сохранности. Главным разрушением был снос ёлки на центральной площади — конструкции и без того временной и довольно символичной.

Однако сегодня я увидел признаки качественного перехода на новый уровень разрушений: лавочки и ограждения, превращающиеся в баррикады, падающий памятник Ленину.

Для меня стало очевидно, что протестующие уже не будут отступать. От дробления голов памятников о плиты до размозжения голов политиков об асфальт остаётся один шаг.

Революция.

Многие мировые революции происходили по более или менее сходному сценарию: наличие политических и экономических предпосылок, мирный протест, силовой разгон мирного протеста властями, силовой разгон властей — либо, в более мягких вариантах, добровольное сложение полномочий. Старый режим уходит, яркие и активные оппозиционные политики приходят.

Я не вижу никаких предпосылок с возникновению малого государства или к отказу от государства вообще. Повод для революциии, её течение и характер требований говорят о том, что желаемым результатом является «либеральный» социализм европейского типа. Не говоря о том, что я вообще не верю в революцию как способ уменьшения государства. Только если к власти (совершенно случайно) прийдут какие-нибудь околоклассические либералы, можно будет ожидать что-то похожее на Грузию: сперва стремительная либерализация, капиталистические реформы, а потом разворот на «всеобщее благосостояние» и «демократия как в Швеции».

Так или иначе, Украинская Революция практически свершилась. От действующей пока ещё власти зависит лишь способ её окончательного завершения: будет ли это добровольное самосвержение, либо власть отберут силой. Есть и третий вариант: силой же удержать эту власть. Но отсюда путь только один — военная диктатура. Но я сомневаюсь, что Янукович пойдёт на такое. Этот вариант вряд ли сможет одобрить даже Путин. Не говоря уже о западных соседях.

P.S. А знаете, что будет по-настоящему круто? Если после революции украинцы вместе пойдут чистить площади от мусора, вернут лавочки на место, а обрушенную статую Ленина оттащат в какой-нибудь музей.