Не отдавайте музей попам, пожалуйста

Друзья, пожалуйста, пройдите по ссылке и нажмите кнопку «Подписать петицию». Просто нажмите, она там большая и красная, её видно. Либо нужно зарегистрироваться быстро, через вконтакте или фейсбук. Вобщем, нажмите, а потом читайте дальше.

Спасибо.

Если вы нажали на волшебную красную кнопку, то вы, вероятно, уже прочитали описание петиции, и уже знаете, в чём дело. Если не прочитали, то зря: нельзя так доверять незнакомым людям в наше суровое время информационных войн. Если не нажали, потому что хотите сперва прочитать, то читайте, что уж — но потом не забудьте нажать красную кнопку! Читать далее

Реклама

Мне объявлена война

Прошу распространить как можно шире: Челябинская епархия объявила войну реконструкторскому музею-поселению.

Пока вся Россия интересуется тем, «чо там у хохлов», против российских граждан ведётся война. Эта война против свободы мысли, совести и слова.

Эту войну ведёт Правительство РФ, в частности Министерство Культуры и Министерство Образования, а также Российская Православная Церковь, руками Прокуратуры РФ и судебной системы, при попустительстве Государственной Думы РФ, легализирующей эту войну своими идиотскими законами.

Российская Православная Церковь — экстремистская организация, нарушающая Конституцию РФ и УК РФ, нарушающая свободу мысли, слова, совести и вероисповедания, а также проводящая политику искажения истории и нетерпимости к славянскому прошлому русского народа.

Читать далее

Откуда есть пошёл МИД Урала и почему дальше этого не пойдёт

Когда начались гонения на федералистов, я всеми сердцем и душой поддержал сибирских художников и прочих активистов. Тема сепаратизма и регионализма зацвела в СМИ всеми цветами радуги, и я, проникшись, решил оседлать волну.

Как всё началось

По аналогии с уже существовавшим тогда МИДом Сибири, я создал сатирический твиттер МИД Урала. При создании контента я больше ориентировался на Мuд Роисси.

За август аккаунт набрал 500 подписчиков (чуть меньше половины составили украинцы), в нём родились свои мемы («равнинные республики», «переживаем») и рубрики (#столетурала), я начал привлекать сторонних авторов.

Я решил идти дальше. Я захотел выбраться в большой интернет: длинные аналитические статьи, коллектив авторов, сеть взаимосвязанных пабликов и групп в основных соцсетях, фандрайзинг, вот это всё. Читать далее

Шило на мыло

В то время как южноуральские либеральные оппозиционеры вовсю «отмечают» «праздничное событие», лично меня новость о снятии Юревича с поста губернатора Челябинской области только расстраивает.

Я никогда не был сторонником режима или статуса кво – но я не за любые изменения, а лишь за перемены к лучшему. Таковых я не наблюдаю. Их нет. Надеюсь, что сейчас, когда эмоции чуть поутихли, это станет очевидно и всем остальным.

Не буду говорить о том, чего хорошего и чего плохого сделал для города и области теперь уж бывший губернатор Южного Урала, в прошлом мэр Челябинска. Итоги пусть подводят социологи и статистики, пиарщики Единой России или юристы Фонда по борьбе с коррупцией.

Да, Юревич – вор, казнокрад, коррупционер. Допустим. То есть, это особых сомнений ни у кого не вызывает, но надо понимать: что-то он украл, что-то заработал, а что-то ему приписали озлобленные блогеры. Но его не судили. На него не завели уголовных дел. Его не взяли под арест. Его не обязали вернуть украденные из бюджета деньги. Его просто убрали с дороги, сохранив богатства его семьи, нажитые законными и незаконными путями. Преступник попросту избежал правосудия. Не понимаю, чему тут радоваться.

Если бы Юревич, например, продемонстрировал излишние амбиции, или, например, стал заигрывать с белоленточниками – может, он бы и сел в тюрьму по какому-нибудь коррупционному делу. В России так заведено: судят не за нарушение законов, а за нелояльность. Теперь же бывший губернатор не то чтобы стал недосягаем – просто его арест будет никому не интересен, кроме совсем уж ярых борцов за справедливость. Более того, не удивлюсь, если вместо забвения, Юревича ожидает почётная должность на федеральном уровне. Опять же, один негатив.

Вместо со всех сторон изученного, хорошо известного и потому уязвимого Михаила Юревича нам подсунули какого-то мутного Дубровского. Здесь также нет никаких поводов для радости – если Юревич считался креатурой Суркова и Медведева, то вр.и.о. губернатора когда-то занимал должность на «любимом заводе Путина» и заручился его, президента, открытой поддержкой. Поменяли шило на мыло – притом, мыло дурно пахнущее – и рады.

Наконец, не случилось самого главного: не изменилась сама структура, система, вертикаль. На место одного единоросса-назначенца пришёл другой: с другими амбициями, с другими методами работы, но с теми же целями и задачами. Непопулярного Михаила сменили невнятным Борисом, который «давить умеет» – не исключено, что протестную активность тоже. Скорее всего, регион готовят к предстоящим выборам губернатора.

Отец считает, что Юревич на этих выборах будет переизбран. Мать ему возражает, что Собянин при аналогичном манёвре сразу открыто заявил о готовности участвовать в выборах, Юревич таких заявлений пока не делал. Тем не менее, остаётся возможность того, что Михаил вернётся – и в результате вообще никаких позитивных перемен не произойдёт.  Upd.: Михаил Юревич не может участвовать в предстоящих выборах. Или у нас с Москвой разнится избирательное законодательство, или кто-то что-то попутал. В Законе «О выборах губернатора…» такого пункта не нашёл.

Я бы посчитал за относительно справедливый исход суд над «бандой Юревича». Праздновал бы с либералами поражение Юревича на честных выборах. Возможно, приятно удивился бы ликвидации регионального уровня власти с должностью губернатора как таковой. А то, что произошло в этот раз, не вызывает в моей душе никакого положительного отклика. Есть движение вперёд. Есть движение назад. А это – топтание на месте, которое лишь отвлекает от более значимых событий.

Upd.: Согласно п.4 статьи 15 Закона Челябинской области от 28.10.2004 N 295-ЗО «О Губернаторе Челябинской области» (.rtf), бывший губернатор имеет право на «пожизненную охрану по месту его постоянного проживания или временного пребывания, включая предоставление специальной и иной связи, которыми располагают органы государственной власти, а также транспортное обслуживание.» Будет забавно, если ему и на вертолёте летать разрешат.

«Общественный договор» и сепаратизм, как один из его пунктов

Что есть государство, как, например, субъект экономики? Как организация — огромная, медлительная военизированная организация?

Государство, с моей точки зрения, — это (не)коммерческая организация, предоставляющая населению комплексный пакет «услуг» на основании «общественного договора» (конституции, федеральных, региональных и муниципальных законов, кодексов и подзаконных актов).

Да, это довольно влиятельная организация, осуществляющая контроль над другими, менее масштабными фирмами, регулирующая их деятельность, но также предоставляющая услуги по определённому ценнику, на основании различных договоров. Кроме того, во избежание конфликтов, государства заключают договора между собой (при этом, их почти никто не обвиняет в организации картелей — но сейчас не об этом).

В этих договорах есть пункты — пункт 3 статьи 5 Конституции РФ, например, — утверждающие равноправие и право на самоопределение народов Российской Федерации как один из основных принципов — как возможность для определённой группы лиц единовременно расторгнуть этот договор. И в уставе ООН, и различных международных пактах, ратифициованных Российской Федерацией, право на самоопределение определено даже более ясно и чётко, нежели в непосредственно российском законодательстве.

И вот теперь депутаты ГосДумы предлагают внести в «договор» пункт, запрещающий не просто реализовывать право на самоопределение, но даже обсуждать возможность реализации этого права. По сути, запрещено обсуждать групповое расторжение «общественного договора» с Российской Федерацией.

Иными словами, это ухудшение условий «договора» для граждан РФ в одностороннем порядке, а также нарушение тех пунктов, где говорится о свободе слова. Что, в свою очередь, происходит далеко уже не в первый раз. Если запрет пропаганды сепаратизма примет форму закона, этот закон встанет в один ряд с прочими запретительскими законами, призванными — по моему скромному мнению — расширить число поводов устранить политических активистов без непосредственной аппеляции к собственно оппозиционной деятельности — и увеличить число политических заключённых, т.н. «узников совести».

Когда пришли за евреями истинно верующими, я вовсе не молчал. Потому что я знаю, что однажды могут прийти и за мной. Теперь, похоже, неиллюзорный риск увидеть на своём пороге людей из отдела Э есть и у меня.

Нет, я вовсе не призываю «перестать кормить» Кавказ и это не я праздновал 20-летие «Уральской Республики». Я против нарушения целостности страны иностранными интервентами — это насильственный делёж территории двумя монополистами, от которого страдает местное население. Но я не вижу ничего плохого в нарушении целостности страны, если оно происходит изнутри. СССР развалился по незаконному решению кучки сепаратистов, но катастрофы не произошло. Если развалится Федерация, катастрофы не произойдёт. Да, какие-то связи нарушатся, встанут некоторые отрасли — но лишь на время, чтобы потом возобновить работу в штатном режиме. Предыдущие три предложения могут по обсуждаемому закону повлечь за собой до трёх лет лишения свободы. 

Более того, одним из пунктов моего видения «идеального» государства является отсутствие территориальной монополии этой «организации»( предоставляющей населению государственные услуги по условиям «общественного договора»). Я ставлю под сомнение законность тех пунктов этого договора, где утверждается принцип «территориальной целостности». Я ставлю под сомнение сам принцип, саму необходимость и историческую возможность сохранения территориальной целостности Российской Федерации.

А в рамках существующей системы я ещё и пропагандирую децентрализацию и увеличение полномочий регионов и муниципалитетов за счёт полномочий федерального центра, иными словами, выступаю за автономию регионов и муниципалитетов.

Даже если я не буду публиковать подобные взгляды в СМИ или печатать листовки «Вся власть — регионам!», уже высказывание идей изпредыдущих двух абзацев в публичной сфере могут повлечь за собой полдюжины лет за решёткой. Федерализм становится в один ряд с национализмом и гей-пропагандой.

Если вам кажется, что я преувеличиваю, внимательно посмотрите определение:

Сепаратизм (фр. separatisme, от лат. separatus — отдельный) —  движение за отделение части государства и создание нового государственного образования или за предоставление части страны автономии

Более того, есть ещё и такое:

Экономический сепаратизм — (от лат. separatus — отдельный) — политика региональной экономики, стремление создать свой независимый рынок, получить полную экономическую самостоятельность и независимость от центра.

Ну и, наконец, вспомните, что в этой стране «закон что дышло — куда свернул, туда и вышло».

Попадает ли этот пост под «пропаганду сепаратизма» или это пока только «симпатии»? Да даже если в законе будут даны чёткие определения, я не хочу сидеть три года за подробную статью про анархо-капитализм с примерами или за твит «да нахер нам эти Курилы?». Это маразм. Не говоря о том, что это навязывание своих идеалов и насильственное ограничение моей свободы выражать мысли словами.

Буду следить за новостями. Надеюсь, закон не пройдёт и я всё это написал зря.

Upd.: Закон прошёл, мы все потенциальные уголовники, безысходность и тлен

Не пора валить

Несмотря на то, что вырос я не совсем там, где родился, а в детстве не по своей воле сменил несколько адресов, я всегда был сторонником подхода «где родился, там и пригодился» и региональным патриотом.

Я в принципе люблю путешествия и путешественников, и мне вполне понятна мысль о переезде в другие страны: жизнь в другой культуре и экономике, с другими законами, нормами, правилами, с другими ценностями и ориентирами, в других экологических и климато-географических условиях — это невероятно полезный опыт вне зависимости от того, является ли такой переезд временным или постоянным. Я никогда не страдал национализмом и государственным патриотизмом, приветствуя космополитизм и вообще открытость ко всему чужому и новому, мне самому интересны другие языки и культуры.

Однако я никогда не видел смысла переезжать из Челябинска в Санкт-Петербург, например. Особенно в век доступных современных телекоммуникационных технологий, с повсеместным проводным и беспроводным Интернетом, во времена торрентов, Скайпа, социальных сетей, облачных приложений и 3D-принтеров. Какой смысл переезжать из одного неудобного города с унылыми людьми в другой неудобный город с унылыми людьми? Я ещё с трудом, но понимаю миграцию в/из национальных республик. А в одинаковых русских городах одни и те же русские люди, российские чиновники, российские же законы — что там искать, ловить?

Наиболее распространённый аргумент для переезда в тот же Питер — «там все творческие, активный люди / все мои друзья» и «там другой менталитет, а тут никому ничего не надо». Оба встречаются у довольно активных, интересных людей, о которых вы непременно будете вспоминать со вздохом «и этот уехал… ну да, это для его же блага».

Первый аргумент можно объяснить тем, что человек — тварь социальная. Он тянется к «своим», он тянется к себе подобным, он тянется к своим кумирам — и похвально, если эти свои, подобные и кумиры действительно достойны восхищения и могут дать человеку какой-то толчок к дальейшему развитию и личностному росту. И для кого-то аргумент про дистанционное общение посредством современных технологий не покажется достаточно весомым. Допустим.

А вот вторую позицию я считаю слабостью и попросту признанием своего поражения.

Что значит «никому не нужно»? Если твои услуги никому не нужны, то либо ты занялся не тем делом, либо не сумел правильно его подать. Менталитет — это вообще не аргумент. Менталитет (если допустить, что он реально существует) — это препятствие, которое нужно преодолевать, ломать, побеждать. Это вызов, и бегство от него напоминает трусость. И не важно, чем ты занимаешься — организуешь образовательные семинары, содержишь вегетарианское кафе, бьёшь художественное тату или продаёшь винтажные велосипеды. Создавать новые продукты, открывать новые рынки — можно и нужно. Ты можешь показать людям, рассказать, что то, что ты делаешь или продаёшь, это круто — как, например, Гуф, Ноггано и Le Truk создали из ничего прежде не такую распространённую моду на китайский чай, а теперь посчитывают выручку от работы своих чайных лавок. А можешь сказать, что в этой стране никто не станет посещать выставки современного искусства — и закрыть одну из самых интересных художественных галерей в городе, не оставив шанса своим землякам приобщиться к высокому.

Есть в этом и вопрос ответственности за тех, кого ты оставляешь. Вместо того, чтобы перевоспитать людей и переделать их менталитет, ты оставляешь их с тем менталитетом, который есть. Если ты остаёшься, ты можешь сделать так, чтобы в этом городе необычное и творческое стало востребованным. Если ты уезжаешь, твой город так и останется городом для быдла, в котором никому ничего не нужно. И активные, ответственные, творческие продолжат уезжать. Хотя, конечно, довольно странно видеть такие размышления в блоге, где подавляющее число статей про индивидуализм и капитализм — поэтому, если вы убеждённый рэндист, можете притвориться, что не видели этот абзац (впрочем, это тоже противоречивая формулировка, знаю).

Конечно, каждый выбирает для себя то, что хорошо в первую очередь для него. Никому нет и не должно быть никакого дела до людей, которым не интересно ничего, кроме пивасика в пятницу и футбола в субботу. Но лично я для себя не вижу ничего хорошего в том, чтобы конкурировать с другими творческими в перенаселённых столицах, когда я могу сражаться с серостью и унынием там, куда ещё не дошли просвещение и цивилизация. Тем более, что если брать Челябинск, не так уж тут всё и страшно. У нас уже есть вегетарианское кафе, антикафе и коворкинг-центр, например.

Почему бы не создать у нас свой Питер? Почему бы не сделать так, чтобы нам не пришлось никуда уезжать, а, наоборот, все лучшие люди страны ехали к нам?

И ведь можно по-разному ответить на вопрос «почему нет», и при этом обвинить кого и что угодно — чиновников, менталитет, климат. Я же предлагаю обвинить самих себя и работать в первую очередь в этом направлении, создавая ответы на вопрос «почему да».